Home » Эпизод №9 – Возможно, самое первое стихотворение о Супермене

Эпизод №9 – Возможно, самое первое стихотворение о Супермене

[00:00:07] Выпуск номер 9 — Возможно, самое первое стихотворение о супермене

[00:00:16] Всем привет и добро пожаловать! Меня зовут Анна, и это подкаст nextlevelrussian — подкаcт для изучающих русский язык. Здесь нет скучных правил и грамматики языка, но есть различные истории, рассказанные на русском языке, с объяснениями некоторых необычных слов. Сегодня я в первый раз записываю не только аудио, но и видео, так как я хочу, чтобы эти подкасты были доступны большему количеству людей. Я понимаю, что для кого-то смотреть видео —  это гораздо более подходящий способ усвоения информации, чем слушать только аудио. Поэтому я и попытаюсь сегодня записать видео, и посмотрим что из этого получится. Поехали!

[00:01:15] Итак, тема сегодняшнего выпуска — это самое первое стихотворение о супермене. Звучит загадочно, не правда ли? Вообще, я супергероями не очень интересуюсь. Я смотрела фильмы, разве что, может, про человека-паука, и то не все, конечно, далеко не все. Я не помню, может я еще смотрела фильмы про других супергероев, но почти что наверняка нет, несмотря на то, что я прожила в Америке 7 лет, а там постоянно крутят фильмы про супергероев.

[00:01:54]  Кстати, устойчивое выражение — крутить фильмы. Это значит, когда кинотеатр постоянно проигрывает какой-то тип фильмов. Крутить фильмы или крутить музыку — это значит постоянно играть эти фильмы или эту музыку. Я думаю, происхождение этого слова идет с того момента, когда фильмы были на кассетах. И знаете, в кассетах есть плёнка, и она крутится, когда вы проигрываете фильм или музыку с аудио кассеты. Вот, я думаю с тех пор и пошло это выражение — крутить фильмы или крутить музыку.

[00:02:35] Я не знаток супергероев, но где-то месяц назад я искала материалы для этого подкаста, и мне хотелось рассказать о какой-нибудь новости. И я пошла на новостной сайт медуза — это сайт, на котором я иногда читаю новости. И решила посмотреть, что новенького. Мне не хотелось бы рассказывать про политику, или про ковид, потому что негатива и так хватает в нашей жизни, и мне хотелось найти что нибудь более-менее позитивное. И тогда я увидела новость, которая была со следующим заголовком: “В США нашли неизвестное стихотворение Владимира Набокова, посвященное (внезапно) супермену”. “Вау, ничего себе” — подумала я.

Та самая новость

[00:03:27] Вообще, Набоков — это один из моих любимых писателей. Меня восхищает его стиль, то, как он обращается с русским языком. Я просто кайфую, когда читаю его произведения, потому что невероятно как можно подбирать так слова и складывать их друг с другом, чтобы получались такие красивые, глубокомысленные предложения. Мне с моим навыком письма до Набокова как до луны, это точно. Выражение “мне до чего-то как до луны” — это значит, что мне до чего-то или до кого-то очень далеко.

[00:04:11] Еще меня восхищает его биография. Он родился в России, и у них в семье по сути было три языка, на которых они разговаривали: на английском, на русском, и на французском. Он говорит, что он научился читать по-английски раньше, чем по-русски. Он получил блестящее образование, и уже в 17 лет опубликовал свой первый сборник стихотворений, и потихоньку к нему начала приходить литературная известность. С приходом к власти большевиков в 1919 году, он вместе с семьей эмигрирует в Германию, в Берлин. И там он живет, там он творит, работает, там он встречает свою жену Веру, и они там живут до 1937 года, до того момента, когда в Германии начинаются антисемитские настроения. Потом они с Верой переезжают во Францию, чтобы избежать этих антисемитских настроений, но ненадолго, потому что нацистская Германия наступает на Францию, и в 1940 году Набоковы эмигрируют в США на самом последнем теплоходе, который был организован для еврейских беженцев. Жена Набокова – Вера – была из еврейской семьи, поэтому им ничего не оставалось, кроме как бежать из Европы. 

[00:05:55] Несмотря на то, что Набоков свободно говорил по-английски с детства, учился в Кембридже, у него все равно были трудности, чтобы выражать себя так же богато на английском языке, как на русском. Ведь на русском он, можно сказать, изобрел свой такой необычный стиль, а на английском ему так же выражаться было сложнее. Он сам писал про себя, то ли с юмором, то ли с горечью, он писал такое: “Чемпион по фигурному катанию переключается на роликовые коньки”. Такое вот сравнение. То есть мы видим, что ему было непросто.

[00:06:3 7] Стихотворение про супермена, которое недавно нашли, было написано в 1942 году, то есть всего лишь два года спустя после переезда Набокова в Америку. В своем письме к редактору журнала “Нью-йоркер”, в котором это стихотворение он хотел опубликовать, он пишет следующее: “Направляю вам стихотворение о горестях супермена. Позволю себе напомнить, что испытываю невероятные затруднения в изъяснении на новом для себя языке, после 25 лет использования привычного русского”. Дальше он спрашивает, может ли он рассчитывать на какой-то более-менее приличный гонорар за это стихотворение. Гонорар — значит денежное вознаграждение. Но он получает отказ. Редактор этого журнала не хочет печатать стихотворение Набокова. Он сказал, что “английский у вас нормальный, но боюсь, что стихотворение публика наша не примет, слишком уж оно такое сложное”. Это было за тринадцать лет до выхода “Лолиты”, которую сам Набоков считал вершиной своего творчества. Андрей Бабиков, литературовед, который нашел это стихотворение в архивах Йельского университета, пишет об этом следующее: “Пирс (такая была фамилия редактора журнала) и представить себе не мог, что отказал в публикации, возможно, первого стихотворения о супермене, которое в итоге нигде не появилось. Он также не мог предвидеть, что его автор, написавший “довольно замечательные вещи” к концу 1950-х годов станет знаменитым по всему миру писателем, будоражащим умы проницательных читателей и ценителей искусства, и потерянное стихотворение 1942 года станет одной из недостающих страниц его творческой биографии”. 

[00:08:53] Так стихотворение и осталось не опубликованным, пока случайно не нашлось в архивах библиотеки Йельского университета почти что восемьдесят лет спустя, его нашли буквально месяц назад. Мне очень понравилось это стихотворение. Набоков писал его по-английски, и перевод на русский существует, но это любительские переводы, то есть любой желающий может попробовать перевести и выкладывает в интернет. Я зачитаю вам один перевод, который мне понравился больше других, но я потом рекомендую вам тоже посмотреть это стихотворение в оригинале, потому что, как обычно, некоторые вещи теряются при переводе. Но так как у нас подкаст для изучающих русский язык, мы будем читать это стихотворение на русском языке, и разберем его после этого. Стихотворение, кстати, называется “Печаль человека завтрашнего дня”. “Человек завтрашнего дня” — это одно из прозвищ супермена. Это сразу говорит нам о том, что это стихотворение про супермена.

[00:10:07]  Итак:

Я на неё любуюсь сквозь очки,
иначе портят вид супер-зрачки:
и лёгкие, и печень видно мне —
пульсируют, как осьминог на дне,
между костями. Изгнан в этот мир,
как тёзка Кент, о ком писал Шекспир,
я вовсе не горжусь, надев трико,
могучей грудью, крепким кулаком,
игривым чубом выше синих глаз,
поскольку должен я признать сейчас
мой роковой предел… Не в том он, как
Фантазию удерживает Факт,
который мне не даст обрушить гром
на тихий Берхтесгаден; и не в том,
как в армии я службу пропустил,
а в горестном неравновесьи сил.
Я молод, соком жизни наделён
и, как нормальный юноша, влюблён —
но должен своё сердце я смирить,
иначе в браке я могу убить.
В порыве страсти я бы, как вулкан,
разнёс невесту, номер, ресторан,
ещё один, поменьше, за углом,
пяток машин — и, дай бог, всё на том.
А коль она переживёт ту ночь —
каких родим мы сына или дочь?
Какой кошмар явиться может нам,
размазав акушеров по стенам?
В два года он начнёт крушить столы,
ломать ступени, пробивать полы,
в четыре будет он на дно нырять,
в пять лет — в горящей топке отдыхать,
к восьми начнёт считать он поезда
игрушками, а к девяти годам
врагов моих на волю пустит он,
я с ним сражусь — и буду побеждён.
Вот почему, летая в небесах,
в плаще, трико и боевых трусах,
ловя воров, я остаюсь угрюм
и хмуро надеваю свой костюм,
чтоб появился вновь верзила Кент
и плащ убрал великий Супермен.
Когда она у памятника мне
в Центральном парке шепчет в тишине:
«О, Кларк, он просто чудо!», я молчу.
Всю жизнь таким, как все, я стать хочу.

I have to wear these glasses — otherwise,
when I caress her with my super-eyes,
her lungs and liver are too plainly seen
throbbing, like deep-sea creatures, in between
dim bones. Oh, I am sick of loitering here,a banished trunk (like my namesake in «Lear»),
but when I switch to tights, still less I prize
my splendid torso, my tremendous thighs,
the dark-blue forelock on my narrow brow,
the heavy jaw; for I shall tell you now
my fatal limitation … not the pact
between the worlds of Fantasy and Fact
which makes me shun such an attractive spot
as Berchtesgaden, say; and also not
that little business of my draft; but worse:
a tragic misadjustment and a curse.
I’m young and bursting with prodigious sap,
and I’m in love like any healthy chap —
and I must throttle my dynamic heart
for marriage would be murder on my part,
an earthquake, wrecking on the night of nights
a woman’s life, some palmtrees, all the lights,
the big hotel, a smaller one next door
and half a dozen army trucks — or more.
But even if that blast of love should spare
her fragile frame — what children would she bear?
What monstrous babe, knocking the surgeon down,
would waddle out into the awestruck town?
When two years old he’d break the strongest chairs,
fall through the floor and terrorize the stairs;
at four, he’d dive into a well; at five,
explore a roaring furnace — and survive;
at eight, he’d ruin the longest railway line
by playing trains with real ones; and at nine,
release all my old enemies from jail,
and then I’d try to break his head — and fail.
So this is why, no matter where I fly,
red-cloaked, blue-hosed, across the yellow sky,
I feel no thrill in chasing thugs and thieves —
and gloomily broad-shouldered Kent retrieves
his coat and trousers from the garbage can
and tucks away the cloak of Superman;
and when she sighs — somewhere in Central Park
where my immense bronze statue looms — «Oh, Clark …
Isn’t he wonderful!?!», I stare ahead
and long to be a normal guy instead.

(Перевёл Александр Гагинский)

Вот такое замечательное стихотворение 🙂

[00:12:27] Итак, понятно да, откуда мы знаем, почему это стихотворение о супермене. Во-первых, уже из названия, человек завтрашнего дня — это супермен. Сам Набоков познакомился с суперменом благодаря своему сыну, его сын увлекался комиксами.

[00:12:45] Герой стихотворения грустит, что он не может жить нормальной жизнью вместе со своей подружкой Лоис Лэйн. Например, в самом начале он пишет, что он должен носить очки все время, потому что иначе, так как у него есть рентгеновское зрение, он видит легкие и печень своей подружки, то есть реально видит ее насквозь. Видимо, ему это не очень приятно.

[00:13:14] В конце стихотворения есть отсылки к 16-му номеру комикса о супермене, обложкой которого и вдохновился Набоков. На обложке Кларк и Лоис гуляют в парке и подходят к статуе Супермена, и Лоис говорит Кларку: “О, какое он чудо!” Это прямо вот отображается в последних строчках стихотворения. А еще, в русском переводе это опущено, но в английском есть словосочетание “yellow sky” — “желтое небо”, и на самом деле на обложке это номера небо желтое.

Та самая обложка, которая вдохновила Набокова

[00:13:55] Главный герой Кларк, он же Супермен, боится, что сила проявления его любви будет настолько разрушительная, что это приведет к убийству его возлюбленной, Лоис. А еще даже если они создадут семью и у них родится ребенок, то этот ребенок начнет уже во младенчестве крушить и ломать все подряд, и это приведет к огромным разрушениям. Поэтому главный герой горюет, что не он не может жить и радоваться жизни как обычный человек.

[00:14:32] В общем, по-моему очень классное стихотворение, я реально сопереживаю главному герою. Очень хорошо написано, очень глубокомысленно. Еще раз подтверждает то, насколько классно писал Набоков, даже не смотря на то, что это было его, возможно, одно из первых стихотворений по-английски, одно из первых в Америке, когда он туда переехал. Все равно чувствуется вот эта вот литературная мощь, которая ему присуща. Поэтому я считаю стихотворение очень классное.

[00:15:12] Очень хочу почитать еще что-нибудь у Набокова, возможно на английском языке. Я читала у него некоторые произведения на русском. Но исключительно те, которые были написаны на русском, или переведены им лично. Например, “Лолита”, которую он считает вершиной своего творчества, и которая очень известна вообще в мире. Он написал ее сначала по-английски, но его просто… ему приносила боль одна мысль о том, что кто-то попытается перевести эту “Лолиту”, и сделают это не так, как бы ему понравилось. Поэтому он сам ее перевел, хотя после отъезда в США, насколько я помню, он уже не писал по-русски.

[00:16:00] Я читала несколько его других романов, поменьше, которые он писал на русском языке. По-английски я читала только небольшой рассказ, и это было где-то 5 лет назад, и я помню, что мне постоянно приходилось пользоваться словарем, настолько там использовались такие непонятные, неизвестные мне слова. Поэтому мне немного страшно читать какое-то большое произведение Набокова в оригинале на английском языке, но думаю, все равно надо когда-нибудь, даже если это займет много времени. Это очень классно, мне очень нравится Набоков. 

[00:16:40] На этом все на сегодня! Я надеюсь вам было интересно. Текст этого эпизода, как всегда, вы можете найти на моем сайте nextlevelrussian.com . Хочу сказать, что этот подкаст и тексты эпизодов всегда будут доступны бесплатно. Поэтому если вы хотите поддержать этот проект — ставьте оценки, пишите отзывы, делитесь этим подкастом со своими друзьями, чтобы о нем узнали как можно больше людей — это очень поможет развитию проекта. Так же вы можете поддержать проект материально, на моем сайте есть кнопочка “Поддержать проект”. Там вы можете перевести мне небольшую денежку, которая покроет затраты на содержание этого проекта. Спасибо всем огромное, кто это делает! И спасибо всем вам сейчас, что дослушали и досмотрели этот эпизод до конца, до следующего раза, пока!

P.S. Я вспомнила, что я в прошлом году читала роман Набокова “Pnin” по-английски 🙂 Было сложно, но не так сложно, как с тем рассказом 6 лет назад. Пнин – это фамилия главного героя, профессора русской литературы, русского эмигранта в Америке. Мне самой, как русской эмигрантке, было безумно интересно читать:) Рекомендую вам!

P.S. Оставив отзыв на Apple Podcasts, вы очень поможете мне с развитием этого проекта! Спасибо! 🤗

2 thoughts on “Эпизод №9 – Возможно, самое первое стихотворение о Супермене”

  1. Thanks for all the interesting material! It is pretty rare to find intermediate content for learning this great language. It has helped me a lot. Please keep going 🙂

    Благодарю 🙂

    1. Марк, спасибо огромное за отзыв! Спасибо, что слушаете, я очень рада, что подкаст вам помогает 🙂

Leave a Reply

Your email address will not be published.